.RU

Возвращение Шерлока Холмса - страница 8



недавно, а сыновние чувства мальчика, как нам стало известно,

были всецело на стороне матери. Он затосковал после ее отъезда

из Холдернесс-холла, и тогда герцог решил определить его ко мне

в интернат. Через две недели маленький лорд Солтайр совсем

обжился у нас и, судя по всему, чувствовал себя прекрасно.

Последний раз его видели вечером тринадцатого мая, то есть

в понедельник. Отведенная ему комната была на втором этаже, а в

большой смежной спали два других мальчика. Эти мальчики ничего

не видели и не слышали ночью, следовательно, лорд Солтайр вышел

из своей комнаты не через дверь. Окно у него было открыто, а

стену в этом месте густо увивает плющ с очень толстыми

ветками... Следов на земле мы не обнаружили, но можно не

сомневаться, что он вылез в окно.

Беглеца хватились во вторник, в семь часов утра. Кровать

его была не застлана. Перед уходом он успел одеться в школьную

форму -- черную итонскую курточку и серые брюки. Ночью в

комнату к нему никто не входил, а если бы оттуда доносились

крики или звуки борьбы, Контер, старший из мальчиков в смежной

спальне, разумеется, услышал бы шум, так как он спит чутко.

Как только исчезновение лорда Солтайра было обнаружено, я

созвал весь интернат -- мальчиков, учителей, слуг. И тут мы

убедились, что лорд Солтайр бежал не один. Отсутствовал

Хайдеггер -- преподаватель немецкого языка. Комната Хайдеггера

была в противоположном крыле второго этажа, но тоже выходила

окнами на лужайку. Кровать и у него стояла неубранная, однако

одеться как следует ему, видимо, не пришлось, потому что его

рубашка и носки валялись на полу. Он вылез в окно и спустился

вниз, цепляясь за ветки плюща, о чем свидетельствовали следы на

земле. Его велосипеда, обычно стоявшего в небольшом сарае в

конце лужайки, на месте не оказалось.

Хайдеггер поступил ко мне в школу два года назад с самыми

лучшими рекомендациями, но человек он был молчаливый, хмурый и

не пользовался особенной любовью ни среди школьников, ни среди

учителей.

Сегодня у нас четверг, и со вторника мы не узнали ничего

нового о беглеце. Разумеется, первое, что я сделал, -- я снесся

с Холдернесс-холлом. Поместье герцога находится всего в

нескольких милях от школы, и у нас была надежда, что,

затосковав по дому, лорд Солтайр вернулся к отцу, но там его не

оказалось. Герцог страшно взволнован, а что касается меня, так

вы сами могли убедиться, до чего доводят человека тревога и

чувство ответственности за своего питомца. Мистер Холмс, умоляю

вас, не щадите своих сил! Это дело заслуживает того, чтобы вы

отдались ему всецело.

Шерлок Холмс внимательно выслушал рассказ злополучного

директора. Нахмуренные брови, глубокая складка между ними

свидетельствовали о том, что он не нуждается в уговорах и

положит все силы на расследование дела, которое, помимо своей

серьезности, будило в нем его всегдашнюю любовь к задачам

необычным и запутанным.

Он вынул из кармана блокнот и записал в нем что-то себе

для памяти.

-- Вы совершили большую ошибку, что не обратились ко мне

сразу, -- строго проговорил мой друг. -- Это сильно осложнит

расследование. Я, например, уверен, что и лужайка и плющ на

стене могли бы о многом порассказать опытному глазу.

-- Я тут ни при чем, мистер Холмс. Его светлость всеми

силами старался избежать огласки. Он опасался, как бы его

семейные неурядицы не стали предметом сплетен. Это ему всегда

претило.

-- А местные власти занимались расследованием бегства

лорда Солтайра?

-- Да, сэр, но -- увы! -- это ни к чему не привело.

Сначала мы как будто напали на след беглецов -- нам сообщили,

что с нашей станции утренним поездом выехал какой-то молодой

человек и с ним мальчик. Но вчера вечером их задержали в

Ливерпуле, и ошибка сразу выяснилась. Вот тогда-то я уж совсем

отчаялся и после бессонной ночи с первым же поездом выехал к

вам.

-- Как только полиция направилась по ложному следу,

расследование дела на месте, вероятно, велось уже не так

ретиво?

-- Его попросту прекратили.

-- Значит, три дня прошли впустую. Это возмутительно!

-- Да, каюсь. Вы правы.

-- А ведь загадку можно было распутать. Я с удовольствием

возьмусь за это дело. Скажите, вам удалось установить

какую-нибудь связь между исчезнувшим мальчиком и учителем

немецкого языка?

-- Никакой связи между ними не было.

-- Учитель преподавал у него в классе?

-- Нет, и, насколько мне известно, он даже ни разу с ним

не говорил.

-- Странно, очень странно! Велосипед у мальчика был?

-- Нет.

-- А другие велосипеды все на месте?

-- На месте.

-- Вы в этом уверены?

-- Совершенно уверен.

-- Надеюсь, вы не думаете, что немец уехал глухой ночью на

велосипеде, с мальчиком на руках?

-- Разумеется, нет.

-- Тогда как вы все это объясняете?

-- Может быть, они взяли велосипед для отвода глаз,

припрятали его где-нибудь, а сами пошли пешком.

-- Может быть. Но, согласитесь сами, это странный способ

отвести глаза. Ведь в сарае стояли и другие велосипеды?

-- Да.

-- Не лучше ли ему было спрятать два велосипеда, если он

хотел навести вас на мысль, что они уехали, а не ушли пешком?

-- Да, вы правы.

-- То-то и оно. Нет, эта теория никуда не годится. Но сама

по себе пропажа велосипеда может послужить отправной точкой для

дальнейшего расследования. В конце концов, это не такая вещь,

которую легко спрятать или уничтожить. Еще один вопрос:

кто-нибудь навещал мальчика накануне его бегства?

-- Нет.

-- Может быть, на его имя были письма?

-- Да, одно письмо было.

-- От кого?

-- От его отца.

-- Вы вскрываете почту своих учеников?

-- Нет.

-- Почему же вы думаете, что письмо пришло от его отца?

-- Конверт был с гербом, и адрес написан угловатым

почерком герцога. Кроме того, герцог сам вспомнил, что писал

сыну.

-- Когда мальчик получал письма до этого?

-- Последние дни на его имя ничего не было.

-- А из Франции ему писали?

-- Ни разу.

-- Вы, разумеется, понимаете, к чему я клоню. Либо лорда

Солтайра увели силой, либо он убежал по собственной воле.

Последняя гипотеза подсказывает, что мальчик не мог бы

отважиться на такой поступок без воздействия извне. Если к нему

никто не приходил, следовательно, воздействие оказывалось при

помощи писем. Вот почему мне важно знать, кто были его

корреспонденты.

-- Вряд ли я могу тут чем-нибудь помочь вам. Насколько

известно, ему писал только отец.

-- И отцовское письмо пришло в день побега. Какие

отношения были между отцом и сыном: хорошие, дружеские?

-- Его светлость никого не удостаивает своей дружбы -- он

поглощен важными государственными делами. Вряд ли ему доступны

обычные человеческие чувства. Но по-своему он относился к сыну

неплохо.

-- Однако сердцем мальчик был всецело на стороне матери?

-- Да.

-- Он сам так говорил?

-- Нет.

-- Кто же? Герцог?

-- Ну, что вы! Конечно, нет!

-- Тогда откуда вам это известно?

-- Мне приходилось раз-другой беседовать с секретарем его

светлости, мистером Джеймсом Уайлдером. Он и осведомил меня по

секрету о настроениях лорда Солтайра.

-- Понятно. Кстати, последнее письмо герцога нашли в

комнате мальчика уже после побега?

-- Нет, он взял его с собой... Мистер Холмс, а не пора ли

нам на вокзал?

-- Сейчас я велю вызвать кэб. Через четверть часа мы будем

к вашим услугам. Если вы собираетесь телеграфировать домой,

мистер Хакстейбл, пусть там у вас думают, что расследование все

еще ведется в Ливерпуле. Ведь, кажется, туда занесло вашу свору

гончих? А я тем временем спокойно, без помех, поработаю у самых

дверей вашей школы, и, может быть, чутье не подведет двух таких

старых ищеек, как ваш покорный слуга и Уотсон, и мы ухитримся

кое-что разнюхать на месте.

Вечером на нас пахнуло бодрящим холодным воздухом графства

Дерби, где находилась знаменитая школа доктора Хакстейбла.

Когда мы подъехали к ней, было уже темно. На столе в передней

лежала визитная карточка. Лакей шепнул что-то директору, и тот,

взволнованный, повернулся к нам.

-- Герцог здесь, -- сказал он. -- Герцог и мистер Уайлдер

ждут меня в кабинете. Пойдемте, джентльмены, я представлю вас.

Я, конечно, знал по фотографиям этого известнейшего

государственного деятеля, но он оказался совсем не таким, как

на портретах. На ковре у камина перед нами стоял изысканно

одетый, величественной осанки человек с худым, узким лицом и

как-то нелепо торчащим длинным крючковатым носом. Он был

бледен, как смерть, и эту бледность особенно подчеркивала его

длинная ярко-рыжая борода, сквозь которую на белом жилете

поблескивала золотая цепочка от часов. Бывший министр смотрел

на нас ледяным взглядом. Рядом с ним стоял совсем еще молодой

человек небольшого роста с подвижным, нервным лицом и умными

голубыми глазами -- как я догадался, его личный секретарь

Уайлдер. Разговор начал он, и начал сразу, весьма решительным и

даже едким тоном:

-- Доктор Хакстейбл, я был у вас сегодня утром, но, к

сожалению, опоздал и не мог воспрепятствовать вашей поездке в

Лондон. Как мне сказали, вы отправились туда за мистером

Шерлоком Холмсом с тем, чтобы поручить ему расследование этого

дела. Его светлость удивлен, доктор Хакстейбл, что вы решились

на такой шаг, не посоветовавшись предварительно с ним.

-- Когда я узнал, что полицейские розыски ни к чему не

привели...

-- Его светлость далеко не убежден в этом.

-- Но, мистер Уайлдер!..

-- Как вам известно, доктор Хакстейбл, его светлость не

хочет, чтобы это дело получило огласку. Он предпочел бы не

посвящать в него лишних людей.

-- Это легко исправить, -- пробормотал перепуганный

доктор. -- Мистер Шерлок Холмс может выехать в Лондон утренним

поездом.

-- Не собираюсь, доктор, не собираюсь! -- с вежливой

улыбкой сказал Холмс. -- Северный воздух так приятен и так

благотворен для здоровья, что я решил провести несколько дней

здесь, на равнинах, а уж развлекаться буду как могу. Найду ли я

пристанище под вашим кровом или в деревенской гостинице, это,

разумеется, зависит только от вас.

Несчастный доктор был в полной растерянности, но тут ему

на выручку поспешил звучный бас рыжебородого герцога,

прозвучавший точно гонг, которым сзывают к обеду.

-- Мистер Уайлдер прав, доктор Хакстейбл, вам следовало бы

посоветоваться со мной. Но поскольку вы посвятили мистера

Холмса во все это дело, с нашей стороны было бы неразумно

отказываться от его помощи. Вам незачем идти в деревенскую

гостиницу, мистер Холмс, я буду рад принять вас у себя в

Холдернесс-холле:

-- Премного благодарен, ваша светлость. Однако в интересах

нашего дела, пожалуй, мне следует остаться здесь, на месте

происшествия.

-- Не хочу вас неволить, мистер Холмс. Но если вам

понадобятся какие-нибудь сведения от меня или мистера Уайлдера,

мы к вашим услугам.

-- Мне, вероятно, придется побывать в Холдернесс-холле, --

сказал Холмс. -- А сейчас, сэр, я только хотел бы знать, как вы

объясняете таинственное исчезновение вашего сына.

-- Затрудняюсь вам ответить, сэр.

-- Простите, если я коснусь неприятной для вас темы, но

без этого нельзя. Не думаете ли вы, что тут замешана герцогиня?

Министр медлил с ответом.

-- Нет, не думаю, -- сказал он наконец.

-- Тогда само собой напрашивается другое объяснение: может

быть, мальчика похитили с тем, чтобы получить за него выкуп?

Таких требований не было?

-- Нет, сэр.

-- Еще один вопрос, ваша светлость. Мне известно, что вы

писали сыну в день его исчезновения.

-- Нет, это было накануне.

-- Совершенно верно. Но он получил ваше письмо именно в

тот день?

-- Да.

-- Не было ли в этом письме чего-нибудь такого, что могло

взволновать его или подать ему мысль о бегстве?

-- Разумеется, нет, сэр!

-- Письмо вы отправили сами?

За герцога раздраженно ответил секретарь:

-- Его светлость не имеет обыкновения лично отправлять

свою корреспонденцию. Это письмо было оставлено вместе с

другими на столе в кабинете, и я все их положил в сумку для

почты.

-- Вы уверены, что среди других писем было и это?

-- Да, я его видел.

-- Сколько писем вы написали в тот день, ваша светлость?

-- Не то двадцать, не то тридцать. У меня обширная

переписка. Но, по-моему, мы несколько отклонились от существа

дела.

-- Нет, почему же! -- сказал Холмс.

-- Я сам посоветовал полиции направить поиски на юг

Франции, -- продолжал герцог. -- Повторяю: я не думаю, чтобы

герцогиня была способна толкнуть сына на такой чудовищный

поступок, но он, при его упорстве, мог убежать к матери, тем

более, если тут не обошлось без подстрекательства и содействия

этого немца. А теперь, доктор Хакстейбл, разрешите откланяться.

Я чувствовал, сколько еще вопросов есть у Холмса, но

герцог сразу положил конец разговору. Утонченный аристократизм

этого вельможи не позволял ему входить в обсуждение семейных

дел с посторонним человеком, и он, видимо, боялся, что каждый

новый вопрос бросит безжалостный свет на старательно

затемненные уголки его жизни.

Сразу после ухода герцога и мистера Уайлдера мой друг с

обычным для него рвением принялся за работу.

Тщательный осмотр комнаты мальчика ничего не дал, кроме

окончательной уверенности в том, что он мог убежать только

через окно. В комнате учителя-немца среди его вещей тоже не

нашлось новых улик. Плющ под окном не выдержал его тяжести, и,

посветив фонариком на лужайку, мы увидели там глубокие

отпечатки каблуков. Примятая трава -- вот единственное, что

свидетельствовало об этом необъяснимом ночном побеге.

Шерлок Холмс ушел, оставив меня одного, и вернулся только

в двенадцатом часу ночи. Он достал где-то большую карту здешних

мест, разложил ее у меня в комнате на кровати и поставил

посередине лампу. Потом закурил и стал сосредоточенно

разглядывать свое приобретение, время от времени показывая мне

интересующие его пункты дымящимся янтарным мундштуком трубки.

-- Это дело захватывает меня все больше и больше, Уотсон,

-- говорил мой друг. -- Интересное дело, очень интересное... Но

сейчас, когда я только приступаю к нему, мне хотелось бы

обратить ваше внимание на некоторые географические детали,

которые могут оказаться немаловажными в ходе расследования.

Взгляните на эту карту.


Вот этот заштрихованный квадрат -- школа. Воткнем сюда

булавку. Вот шоссе. Оно проходит мимо школы с востока на запад,

и ответвлений от него нет на протяжении мили в ту и другую

сторону. Если наши беглецы шли дорогой, другого пути для них

быть не могло.

-- Правильно.

-- По счастливому стечению обстоятельств, мы можем

проверить, что делалось на шоссе той ночью. Вот здесь, где

сейчас моя трубка, с двенадцати до шести утра дежурил полисмен.

Как видите, это первый перекресток в восточной части шоссе.

Полисмен ни на минуту не отлучался со своего поста, и он

утверждает, что непременно заметил бы взрослого мужчину с

мальчиком, если бы они там прошли. Я говорил с ним сегодня

вечером, и, по-моему, на его слова можно положиться. Значит,

эта часть шоссе исключается. Теперь посмотрим, как обстоит дело

в западной его части. Там есть гостиница "Рыжий бык", хозяйка

которой лежит больная. Она посылала за врачом в Мэклтон, но тот

был у другого больного и приехал к ней только рано утром. В

ожидании его в гостинице не спали всю ночь и то и дело

поглядывали на шоссе, не едет ли он. По словам этих людей, мимо

гостиницы никто не проходил. Если поверить им, выходит, что и

западная часть шоссе не оставляет у нас никаких сомнений.

Следовательно, беглецы избрали какой-то другой путь.

-- А велосипед? -- сказал я.

-- Да, велосипед. Сейчас мы им займемся. Итак, продолжаем

наши рассуждения. Если беглецы не вышли на шоссе,

следовательно, они отправились или к северу, или к югу от

школы, это бесспорно. Давайте взвесим оба эти предположения. К

югу от школы лежит обширное поле, разбитое на мелкие участки;

каждый отделен от другого оградой из камня. Проехать тут на

велосипеде невозможно. Следовательно, и это предположение надо

отставить. Теперь обратим наши взоры к северу. Там мы видим

рощу, называющуюся "Косой клин", а за ней, на десять миль

вглубь, простирается болотистая равнина, все более холмистая к

северу. Левее нее стоит Холдернесс-холл, до которого по шоссе

десять миль, а напрямик всего шесть. Равнина эта унылая,

безлюдная. По ней разбросано несколько маленьких скотоводческих

ферм. Овцы, коровы да болотная птица -- вот единственные

обитатели этих мест. Дальше, как вы сами видите, проходит

честерфилдское шоссе. Вдоль него стоят два-три коттеджа,

церковь и гостиница. Позади -- холмы, высокие, обрывистые. Я

уверен, что наши поиски надо направить сюда, к северу.

-- Но велосипед! -- повторил я.

-- При чем тут велосипед! -- нетерпеливо сказал Холмс. --

Хорошие велосипедисты ездят не только по шоссейным дорогам.

Равнина испещрена тропинками, кроме того, в ту ночь ярко

светила луна... Стойте! Что это?

Тревожный стук в дверь -- и сейчас же следом за ним в

комнату к нам вошел доктор Хакстейбл. Он держал в руках голубое

кепи с белой нашивкой на козырьке.

-- Находка! -- воскликнул он. -- Слава богу! Наконец-то мы

напали на след нашего мальчика! Это его кепи!

-- Где его нашли?

-- В фургоне у цыган, которые стояли табором на равнине.

Они снялись с места во вторник. Сегодня полиция нагрянула к ним

и произвела обыск в фургоне. Вот что было найдено.

-- Как это к ним попало? Что они говорят?

-- Изворачиваются, лгут. Клянутся, будто нашли кепи на

равнине, во вторник утром. Нет, эти негодяи знают, где мальчик!

К счастью, их всех посадили под замок. Страх перед законом

развяжет им языки. А может быть, не только страх, но и кошелек

герцога.

-- Ну что ж, хорошо, -- сказал Холмс, когда доктор вышел

из комнаты. -- Во всяком случае, это подтверждает мою теорию,

что только поиски на равнине и дадут какие-нибудь результаты.

Полиция здесь ничего не сделала, если не считать ареста цыган.

Посмотрите на карту, Уотсон. По равнине пробегает ручей. Между

школой и Холдернесс-холлом он кое-где заболочен. Погода сейчас

такая засушливая, что искать следы в других местах бесполезно,

а среди болот, может быть, кое-что и осталось. Завтра я зайду

за вами пораньше, и мы попытаемся пролить свет на эту

таинственную историю.

На другой день, проснувшись в предрассветных сумерках, я

увидел у своей кровати высокую, худую фигуру Холмса. Он был

одет и, судя по всему, уже успел совершить прогулку.

-- Я обследовал лужайку и сарай с велосипедами, -- сказал

мой друг, -- потом погулял в Косом клине. Вставайте, Уотсон, в

соседней комнате подано какао. И я попрошу вас поторопиться,

потому что нам надо много сделать за сегодняшний день.

Лицо у моего друга раскраснелось, глаза блестели, как у

человека, которому не терпится приняться за свою любимую

работу. Это был другой Холмс -- оживленный, энергичный, совсем

не похожий на погруженного в себя бледного мечтателя с

Бейкер-стрит. И, глядя на его подтянутую, брызжащую силой

фигуру, я понял, что день нам предстоит хлопотливый.

Но начался он с самого горького разочарования. Полные

надежд, мы отправились в путь по бурой торфяной равнине,

которую пересекало множество тропинок, протоптанных овцами, и

вскоре вышли к светло-зеленой заболоченной луговине, лежащей

между нами и Холдернесс-холлом. Если мальчик бежал домой, он не

мог миновать ее, и тут должны были остаться его следы или следы

учителя-немца. Но ничего такого мы не нашли. Мой друг шел вдоль

кромки этой зеленой луговины и, нахмурив брови, внимательно

приглядывался к каждому темному пятну на ее мшистой

поверхности. Овечьих следов здесь было множество, а пройдя

дальше еще несколько миль, мы увидели отпечатки коровьих копыт.

И это было все.

-- Осечка, -- сказал Холмс, обводя сумрачным взглядом

расстилавшуюся перед ним равнину. -- Вон там еще болота, и

между ними есть узкий проход. Смотрите! Смотрите! Что это?

Мы ступили на вьющуюся черной лентой тропинку. По самой ее

середине, на сырой земле, четко виднелись отпечатки

велосипедных колес.

-- Ура! -- крикнул я. -- Вот и велосипед!

Но Холмс покачал головой, и выражение лица у него было не

столько радостное, сколько удивленное и настороженное.

-- Велосипед-то велосипед, да не тот, -- сказал он. -- Мне

известны сорок два различных отпечатка велосипедных шин. Эти,

как видите, фирмы "Данлоп", да еще с заплатой. У Хайдеггера

были палмеровские, с продольными полосками. Это мне сказал

учитель математики Эвелинг. Следовательно, проезжал тут не

Хайдеггер, а кто-то другой.

-- Значит, мальчик?

-- Ах, если бы мы могли доказать, что у него был

велосипед! Но нас уверяют, что велосипеда у него не было. Эти

следы, как вы сами можете убедиться, ведут от школы.

-- Или по направлению к школе.

-- Нет, мой дорогой, Уотсон. Отпечаток заднего колеса

всегда глубже, потому что на него приходится большая тяжесть.

Вот видите? В нескольких местах он совпал с менее ясным

отпечатком переднего и уничтожил его. Нет, велосипедист

несомненно ехал от школы. Может быть, он не имеет никакого

отношения к нашим розыскам, но все же прежде, чем продолжать

их, давайте пойдем обратно по этому следу.

Так мы и сделали, и через двести-триста ярдов там, где

тропинка свернула с заболоченного участка, отпечаток

велосипедных колес исчез. Но дальше тропинку пересекал ручеек,

и за ним следы снова появились, хотя их успели затоптать

коровы. Потом тропинка углубилась в Косой клин -- рощу, которая

примыкала почти к самому зданию школы. Велосипедист, очевидно,

выехал из этой рощи. Холмс сел на валун и подпер подбородок

руками. Пока он сидел так, в полной неподвижности, я успел

выкурить две сигареты.

-- Ну что ж, -- сказал наконец мой друг, --

предусмотрительный человек, разумеется, может сменить шины у

своего велосипеда, чтобы запутать следы. Но иметь дело с

преступником, обладающим таким даром предвидения, было бы для

меня большой честью. Оставим этот вопрос неразрешенным и

вернемся к болоту, потому что там еще не все обследовано.

Мы продолжили свой тщательный осмотр заболоченного участка

равнины и вскоре были вознаграждены по заслугам. Холмс увидел

еще одну грязную тропинку и, подойдя к ней, радостно вскрикнул.

По самой ее середине тянулись тонкие, как телеграфные провода,

полоски. Это были отпечатки палмеровских велосипедных шин.

-- Вот где проезжал герр [2] Хайдеггер! -- взволнованно

проговорил Холмс. -- Мои умозаключения были не так уж плохи,

Уотсон!

-- С чем вас и поздравляю.

-- Но до конца еще далеко. Прошу вас, не ступайте на

тропинку. Пойдемте по этому следу. Он верно, скоро оборвется.

Однако в этой части равнины то и дело попадались топкие

места, и хотя велосипедный след часто терялся, мы каждый раз

находили его.

-- Вы замечаете, -- сказал Холмс, -- что здесь

велосипедист нажал на педали? Это совершенно очевидно.

Взгляните вот сюда, где сохранились следы и переднего и заднего

колеса. Они одинаково четкие. А это можно объяснить только тем,

что велосипедист перенес центр тяжести на руль, как делают

гонщики. Боже мой, он упал!

На грязной тропинке был широкий длинный мазок. Дальше

виднелись отпечатки башмаков, а потом снова появился

велосипедный след.

-- Колеса скользнули? -- спросил я.

Холмс поднял с земли сломанный кустик дрока. К моему

ужасу, желтые цветы были забрызганы красным. На тропинке и в

зарослях дрока темнели бурые пятна запекшейся крови.

-- Плохо дело! -- сказал Холмс. -- Совсем плохо! Не

ступите сюда, Уотсон, отойдите подальше. Итак, что можно

прочесть здесь? Он упал раненный... поднялся... снова сел на

велосипед... двинулся дальше. По тропинке прошло стадо. Не бык

же его забодал! Но других следов здесь нет. Вперед, вперед,

Уотсон! Пятна крови, отпечатки велосипедных колес -- уж по этим

следам мы его наверняка разыщем!

Наши поиски не затянулись. Велосипедный след начал

судорожно петлять по влажно лоснящейся тропинке. Я посмотрел

вперед, и вдруг перед глазами у меня что-то блеснуло

металлическим блеском. Мы вытащили из зарослей дрока велосипед

с палмеровскими шинами. Одна педаль у него была погнута, руль и

переднее колесо сплошь залиты кровью. Чуть подальше из травы

торчал башмак. Мы кинулись туда и увидели злосчастного

велосипедиста -- высокого бородатого человека в очках с

разбитым правым стеклом. Причиной его смерти был сокрушительный

удар, раскроивший ему череп. То, что он еще мог проехать

несколько метров после такого ранения, говорило о его

поразительной живучести и силе духа. Башмаки у него были надеты

на босу ногу, а под пиджаком виднелась ночная сорочка.

Сомневаться не приходилось -- перед нами лежал учитель-немец.

Холмс бережно перевернул тело и осмотрел его, потом сел и

задумался. И, глядя на встревоженное лицо моего друга, я понял,

что эта страшная находка не очень-то продвинула вперед наше

расследование.

-- Просто не знаю, как нам быть, Уотсон, -- сказал наконец

Холмс. -- Я склонен идти дальше. Наши поиски так затянулись,

что нам и часу нельзя терять. С другой стороны, надо сообщить в

полицию. Разве можно оставлять здесь тело этого бедняги!

-- Пошлите со мной записку.

-- Но я не могу обойтись без вас и без вашей помощи!

Стойте, вон там кто-то режет торф. Позовите этого человека,

пусть приведет сюда полицию.

Я исполнил просьбу Холмса, и он отправил насмерть

перепуганного фермера с запиской к доктору Хакстейблу.

-- Итак, Уотсон, -- снова заговорил мой друг, -- сегодня

утром мы с вами напали на два следа. Первый оставлен

велосипедом с палмеровскими шинами, и вы видите, куда он нас

привел. Вторая наша находка -- след от заплатанной данлопской

шины. До того как отправиться по этому второму следу, давайте

уясним себе, что нам известно, и отделим существенное от

несущественного... Прежде всего мне хочется подчеркнуть, что

мальчик бежал по собственной воле. Он вылез в окно и скрылся

один или с сообщником. Это несомненно.

Я утвердительно наклонил голову.

-- Так. Теперь займемся несчастным немцем. Мальчик успел

одеться -- следовательно, он готовился к побегу. Но немец,

видимо, одевался второпях и потому убежал без носков.

-- Несомненно.

-- Что его заставило выскочить в окно? То, что он увидел

убегавшего мальчика. Он хотел догнать и вернуть его. Он хватает

свой велосипед, пускается в погоню за беглецом и погибает на

болотах.

-- Да, как будто так.

-- Теперь я подхожу к наиболее спорной части моих

рассуждений. Преследуя маленького мальчика, взрослый мужчина

должен был бы просто побежать за ним. Ведь догнать его ничего

не стоило бы. Но немец, который, по словам доктора Хакстейбла,

был прекрасным велосипедистом, поступает по-другому -- то есть

спешит в сарай за своим велосипедом. Отсюда вывод: он увидел,

что мальчик воспользовался более совершенным способом

передвижения, чем собственные ноги.

-- Другими словами, взял чей-то велосипед?

-- Восстановим картину побега до конца. Немец погибает в

пяти милях от школы -- и погибает, заметьте, не от пули,

которую мог бы пустить в него и ребенок, а от безжалостного

удара по голове, нанесенного рукой сильного человека. Значит, у

мальчика был спутник, и удалялись они так быстро, что хороший

велосипедист настиг их лишь на пятой миле. При осмотре места,

где разыгралась трагедия, мы обнаружили отпечатки коровьих

копыт -- и только. Я сделал более широкий круг, шагов на

vseh-form-obucheniya.html
vseh-zvonyashih-i-pishushih-zanesut-v-protokol-kommersant-gazeta-moskva-irina-granik-olga-pleshanova11-05-2011-8-stranica-4.html
vseh-zvonyashih-i-pishushih-zanesut-v-protokol-kommersant-gazeta-moskva-irina-granik-olga-pleshanova11-05-2011-8-stranica-9.html
vselennaya-toj-li-merkoj-merim-predislovie-k-sborniku.html
vselennayaeto-ne-upakovannij-kontejner-eto-sistema-vzaimootnoshenij-mezhdu-bezgranichnimi-prostranstvami.html
vselenskie-sobori-osnovi-pravoslaviya.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zelenij-petuh-vstrechaet-belogo-aista-novosti-iz-razlichnih-istochnikov-22.html
  • school.bystrickaya.ru/elektronnie-vidi-informacionnih-resursov-v-oblasti-socialno-ekonomicheskih-i-gumanitarnih-znanij-koncepciya-razrabotki.html
  • letter.bystrickaya.ru/nauchno-populyarnaya-chast-soderzhanie-dissertacii-i-avtoreferata.html
  • turn.bystrickaya.ru/plan-prakticheskih-zanyatij-po-farmakologii-dlya-studentov-3-kursa-lechebnogo-fakulteta-na-osennij-v-semestr.html
  • universitet.bystrickaya.ru/t-e-m-a-20-povtorenie-metodika-sistemi-raboti-po-formirovaniyu-orfograficheskoj-zorkosti-u-uchashihsya-25.html
  • credit.bystrickaya.ru/polozhenie-oblastnogo-konkursa-zashiti-ozonovij-sloj-i-klimat-zemli.html
  • education.bystrickaya.ru/4-10-1-niccolum-sulphuricum-stranica-10.html
  • education.bystrickaya.ru/3grazhdanskoe-obshestvo-kurs-lekcij-novosibirsk-201.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-iii-lichnij-adyutant-verhovnogo-komanduyushego-russkimi-vojskami-generala-kornilova-kapitan-pokrovskij-netoroplivo.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/proizvedeniya-predostavleni-dlya-oznakomleniya-stranica-100.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-m-bakusev-zam-predsedatelya-yu-v-bozhko-a-v-gofman-v-v-sapov-l-s-chibisenkov-predsedatel-perevod-s-nemeckogo-a-k-sudakova-nomer-stranici-predshestvuet-stranice-prim-skanirovshika-stranica-8.html
  • institute.bystrickaya.ru/eto-samoe-mesto-kotoroe-ti-nazivaesh-izgnaniem-stranica-8.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rekomendovano-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • report.bystrickaya.ru/kniga-prodolzhaet-seriyu-100-velikih-stranica-46.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskoe-pismo-o-provedenii-gosudarstvennogo-vipusknogo-ekzamena-po-russkomu-yaziku-i-matematike-v-2010-2011-uchebnom-godu-stranica-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-professionalnogo-modulya-pm-01-uchastie-v-proektirovanii-zdanij-i-sooruzhenij.html
  • student.bystrickaya.ru/3-voennaya-operaciya-na-r-halhin-gol-v-1939-g-i-v-shepelina-nauchnij.html
  • essay.bystrickaya.ru/dt-aribzhanov-m-v-avdeenko-3-d-t-aribzhanov-7-o-n-asadchikova-11-e-v-belyaeva-16-o-a-beher-17.html
  • shkola.bystrickaya.ru/proekt-modernizacii-ceha-proizvodstva-marmelada-s-razrabotkoj-fasovochnogo-oborudovaniya-predpriyatiya-oao-kezskij-pishekombinat-sever.html
  • shpora.bystrickaya.ru/yavlyaetsya-kompleksnoj-sistemoj-ochistki-stochnih-vod-dlya-domov-s-postoyannim-prozhivaniem-4-h-6-ti-chelovek-obyom-stochnoj-vodi-do-1-m-v-sutki.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urokam-dlya-uchitelya-po-uchebnomu-predmetu-russkaya-hudozhestvennaya-kultura-stranica-16.html
  • composition.bystrickaya.ru/organizacii-invalidov-fotokonkurs-ya-i-mama-obyavil-krasnogvardejskij-otdel-soczashiti-s-4-teplij-dom-dlya-semej.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/predmetnij-ukazatel-k-r-popper-karl-r-popper-objective-knowledge-an-evolutionary-approach.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-reshenie-uravnenij-s-modulem-uchebnij-kurs-predprofilnoj-podgotovki-dlya-uchashihsya-9-h-klassov-s-orientaciej-na-nauchnoestestvennij-profil-12-chasov.html
  • studies.bystrickaya.ru/kpcnb-imlihacheva-65570-otdel-nauchno-issledovatelskoj-i-metodicheskoj-raboti.html
  • credit.bystrickaya.ru/okazivayushaya-polnij-spektr-perevodcheskih-i-yuridicheskih-uslug-v-moskve-sankt-peterburge-priglashaet-k-sotrudnichestvu-studentov-fakulteta.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-3-utverzhdayu.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/azamatti-sot-sn-zhrgzuge-advokatti-atisui-zekt-mseleler-mejrbekova-g-b.html
  • doklad.bystrickaya.ru/urok-rossiya-v-mirovom-soobshestve-cel-uroka.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-4-nekotorie-meri-po-obespecheniyu-bezopasnosti-dlya-nebolshih-centrov-gst-ustarelo.html
  • crib.bystrickaya.ru/gosudarstvennoe-strategicheskoe-planirovanie-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-regiona-modelirovanie-socialno-ekonomicheskih-processov.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-zavis-ot-sferi-v-kotvostrebov-yazik-videl-5-funkc-razdelov-voprosi-k-gosudarstvennomu-ekzamenu-po-napravleniyu.html
  • predmet.bystrickaya.ru/slagaemie-avtoriteta-rukovoditelya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/skazka-ch-1-stranica-4.html
  • books.bystrickaya.ru/duhovnoe-kraevedenie-podmoskovya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.