.RU

В.П. Зиновьев СТУДЕНЧЕСТВО И «НАУЧНОЕ ДЕТСТВО» - Историческому образованию в сибири 90 лет: исторический факультет...


^ В.П. Зиновьев


СТУДЕНЧЕСТВО И «НАУЧНОЕ ДЕТСТВО»



В университет я поступил в 1966 г. Этот год был особый. Закончился очередной эксперимент в школе. Одиннадцатилетнее среднее образование признали чересчур длительным, и мы заканчивали уже 10 классов. Параллельно с нами учились 11-классники. Мы были перегружены занятиями, а они не спеша совершенствовались умственно и физически. Из-за двух выпусков конкурс в вузы был невиданным. На исторический факультет ТГУ конкурс составлял 13 человек на место, а экзамены сдавали более тысячи человек. Мой одноклассник С.А. Красильников в тот год преодолел конкурс в 25 человек на одно место на гуманитарный факультет в НГУ. Я послал, по подсказке моей учительницы И.В. Бояриновой, документы в ТГУ, получил сообщение, что сдавать нужно сочинение, русский язык и историю СССР. Ее я и готовил, с 1917-го года. Когда же я пришел на экзамен, то оказалось, что под историей СССР понимается вся история России с древнейших времен. Целый день я читал учебник под дверью аудитории и зашел сдавать экзамен одним из последних. Вопросы попались по социально-экономическому развитию России во второй половине XVIII в. и Апрельским тезисам В.И. Ленина. Тезисы я знал наизусть, поскольку Инна Васильевна Бояринова нас заставила их выучить наизусть, а вот что такое «социальный», я не знал, не было этого в школьных учебниках. Выручило знание географии. Пока готовился, понял, что я не последний баран, так как у меня спрашивали вещи, для меня очевидные. О.Т. Пальянова, ныне доктор философии, например, просила что-нибудь рассказать про третью Государственную думу. Я сам толком ничего не знал, но что-то подсказал. Принимали у меня экзамен будущий профессор Г.Х. Рабинович и аспирант-кореец. Дополнительные вопросы задавал С.В. Вольфсон. Я вспомнил все, что знал про XVIII в., по карте рассказывал экономическую историю страны, в это время я выглядел весьма бледно, зато Апрельские тезисы отчеканил, как «Отче наш». Г.Х. Рабинович после этого попросил С.В. Вольфсона задать мне дополнительный вопрос, сказав, что я отвечаю на 5. Понял я, что дела мои на самом деле не так плохи, назвал по требованию С.В. Вольфсона страны Варшавского блока, нагло спросив перед ответом, с какой стороны света начинать перечисление. Получив внезапно для себя 5, я почитал учебник по литературе и так же неожиданно получил 4 по сочинению на тему «Наш день тем и хорош, что труден» по поэме В. Маяковского «Хорошо». Больше тройки мне в школе за сочинения не ставили из-за плохого почерка. Я потом видел это сочинение, в нем оказалось две ошибки по знакам препинания. Сочинение я писал за одной партой с Ларисой Белоусовой. К последнему экзамену по литературе я готовился в Университетской роще, ел черемуху и выучил все учебники с 5-го по 10-й классы по русскому языку и литературе. Принимали у меня экзамен Карагодина и тогда аспирант М. Шкаруба. Я посмотрел на Карагодину и подумал, что от этой тетки со злыми глазами добра не жди. Но она оказалась на удивление доброжелательной и корректной. Я на все вопросы барабанил, как по писаному, потому что тексты учебников по моему желанию возникали из памяти во всех подробностях, включая пятна от черемухи. 14 баллов мне с лихвой хватило для поступления в ТГУ. Я получил на экзаменах в ТГУ на три балла больше, чем на выпускных экзаменах в Шпалозаводской средней школе Нарымского сельсовета Парабельского района. Видимо, хорошо нас учили тогда в деревенских школах, оценками не баловали, медали давали исключительно редко и достойным.

После небольшого перерыва (помню, я успел съездить домой, в поселок Талиновка близ Нарыма) нас вместо учебы отправили убирать урожай в деревню. Тогда это называлось «поехать в колхоз». Накануне отъезда громадная толпа студентов собралась у главного корпуса ТГУ, где стояли десятки автобусов. Я не знал никого из своих будущих сокурсников и нашел свою группу путем расспросов. В толпе мальчиков и девочек выделялся один – рыжеватый, небольшого роста, сухой и подвижный человек, которого я первоначально принял за преподавателя, так как он был явно старше остальных. Кто-то из девушек поинтересовался, почему он поздно поступил в университет, на что был дан ответ, ошарашивший меня. Парень сказал: «Что вы хотели, два года в армии, шесть лет в тюрьме». Я решил держаться от него подальше. Однако его назвали старшим нашей группы, и нас определили в один автобус. Мало того, мы оказались рядом.

Моя деревенская недоверчивость довольно быстро испарилась, когда мы познакомились ближе. Александр, как он представился, оказался занимательным собеседником и простым парнем. Время он провел не в тюрьме, а на заводе. Кроме того, мы оказались земляками: он родился в Каргаске, я – в Новиково по реке Парабель.

Место работы нам определили в селе Богатыревка Бакчарского района. Поселили в избе. В большей половине на нарах расположились девчонки, мы – в комнате поменьше. Парней оказалось всего четверо: Александр Плотников, Сергей Передерий, Александр Котляров и я. Из девочек, кого помню, были Людмила Пьянова (Галлямова), Людмила Кустова (Веремчук), Вера Субботина, Галина Кнышова, Валентина Лошадкина (Филиппова), Татьяна Григорьева, Людмила Курочкина (Сарамуд). Кстати, Александр нашим юным донжуанам с девчонками дружить запретил, сам же занялся местной медсестрой. Местных парней от нашего общежития он отвадил простым и серьезным разговором.

Вечером, ради знакомства, Саша достал фляжку. Так я в 17 лет впервые попробовал водку. Отметили 1 сентября мой день рождения. Саша по этому поводу сочинил целую поэму. Я храню этот желтый блокнотный листок:

«Отмечать день ангела не внове.

Но такое случается не часто:

Юбиляр – Василий Зиновьев!

Это тот, который очкастый.

Я начну, пожалуй, издалека…

Тысяча девятьсот сорок девятый.

В этот год, видать по воле рока,

Родился парнишка бесоватый.

Нелегка жизня в Нарымском крае;

Он под стол пешком ходил – не ездил!

А потом, Василь, как истый фраер

На глаза свои очки повесил.

Он рыбачил, лазил по деревьям.

Проверял чужие огороды.

Верил небылицам и поверьям

В бога, правда, он не верил сроду.

Повзрослев, Василь читает книжки,

А позднее и газеты.

Пробовал курить, как все мальчишки,

Но презрел он сладость сигареты».

И т.д.

Осень была теплая, мы даже купались в Андарме. Не помню, что мы делали полезного, наверное, копали картошку, работали на сушилке, делали какую-то изгородь. Затем нас с Сергеем Передерием отправили километров за 6 от Богатыревки в Болотовку, где был летний полевой стан на месте бывшей деревни. Мы там работали до конца сентября на сушилке. Кроме нас был татарин-комбайнер, вечно небритый повар, сушильщик дядя Женя, отбывший в свое время 6 лет за «колоски» на Колыме, и старик-еврей из ссыльных «тунеядцев», числившийся сторожем. С их рассказов и началось мое обучение российской истории.

Моя группа имела № 361. Мы числились за кафедрой истории СССР досоветского периода. Заведующей была ученица профессора С.В. Бахрушина Зоя Яковлевна Бояршинова (баба Зоя). Дама она была суровая, мы ее побаивались. Лекции она читала скучные, невероятно насыщенные фактами. Только потом я понял, что так на деле выглядит позитивизм в истории. Спрашивала она беспощадно. Меня даже с кандидатского экзамена выгнала. За это воспитание спасибо ей и земной поклон. Куратором нашей группы была А.Н. Жеравина, которая нас серьезно пыталась воспитывать, устраивала встречи, чаепития. Она помогала нам и защищала по мере сил.

Звездой нашей на первом курсе была Галина Ивановна Пелих. Она читала лекции по Древнему Востоку, Лекции были эмоциональные, яркие. Наверное, так и надо читать первому курсу. Сдавать по ним нам пришлось уже в ноябре. Мне было проще, чем остальным. Учебник Авдиева я прочитал еще в пятом классе, Утнапиштим и Гильгамеш были для меня известней, чем Илья Муромец.

На втором курсе лекции по средним векам нам читал Б.Г. Могильницкий. Он прохаживался по аудитории и ронял точеные формулировки, изредка доставая бумажку, чтобы прочитать цитату. До сих пор это лучшие лекции, которые я слышал. Лекции по истории КПСС нам читал Ю.В. Куперт. Он привлекал не только толковым изложением политической истории страны, но и самой манерой читать лекции. Пружинистым, спортивным шагом он обходил аудиторию, мощный, сочный голос был слышен всем. На его лекциях спать было невозможно. Запомнились лекции М.Е. Плотниковой, Н.С. Черкасова, Л.Г. Сухотиной. Николай Сергеевич нас втягивал в политические споры, в обсуждения текущего момента. Как раз были выборы в Англии во время экзаменов. Он болел за лейбористов и доказывал нам, что они непременно победят. Людмила Сербай ляпнула по некомпетентности, что выиграют консерваторы и оказалась права, разочарование Николая Сергеевича было неподдельным.

Кроме учебы приходилось решать житейские проблемы. Простая стипендия равнялась 35 рублям, но ее хватало на очень скромное питание. Конечно, мы получали какие-то рубли и посылки из дома, подрабатывали, где могли: на разгрузке вагонов, в АХЧ ТГУ, в студенческих отрядах. Правда, мои попытки поехать в стройотряд пресек отец. Он направил ректору письмо, что я просто необходим летом на покосе.

Мы жили в общежитии на Ленина, 49, где обретались еще и физики, математики, химики и другие. В нашей комнате было 8 человек: я, А.Н. Котляров (был доцентом, зав. кафедрой отечественной истории ТГУ), А.Г. Тимошенко (ныне доцент, зав. кафедрой мировой политики ТГУ), В.И. Марков (профессор, доктор культурологии, проректор вуза в Кемерове), А.Д. Голев (профессор, доктор филологии), Н. Столяров (был редактором газеты в Болотном), Н. Тупицин (был редактором многотиражки в Томске), С.В. Передерий (профессор политологии в Пятигорске). Состав комнаты менялся неоднократно. На третьем курсе нас поселили по четыре человека, так как построили общежития на площади Южной.

Жизнь студенческая была бурной. Были и спортивные соревнования, художественная самодеятельность. Во встрече в КВН с командой мехмата А.Е. Плотников был нашим капитаном. Мы долго и серьезно готовились. Борис Овценов сочинил ряд хороших песен. Слава Нечипуренко и Саша подготовили сценки. Мы проиграли, хотя играли лучше, потому что судьями были технари, болевшие за математиков. Да и капитан математиков выглядел лучше. Саша сильно переживал поражение и даже на время рассорился со своими приятелями физиками и математиками. Зато он ликовал, когда именно нашу команду пригласили на областное телевидение. Миниатюра «На экзамене» была особенно удачна (текст А. Плотникова), с ариями из известных опер. Помню только отдельные фразы. Из «Бориса Годунова» слова расстроенного ответами девушек профессора: «О! Душит что-то и голова кружится. И мальчики одни у вас в глазах, и больше ничего», арию студентки на мотив хора девушек из «Аскольдовой могилы»: «Ах вы, милые подружки. Что мне делать? Как мне быть? Ведь экзамен не игрушка. Очень просто завалить», оправдания завалившего студента на мотив арии Фигаро из «Севильского цирюльника»: «Сидоров тут. Сидоров там. То профсобрание, то конференция, то семинары, то в БИНе лекция. Много собраниев, соревнованиев, но а я Сидоров только один, только один». Эту миниатюру я потом слышал в Красноярском пединституте.

Мы часто собирались в общежитии поговорить, попеть песни. Тогда пиво достать было трудно, вина было мало, а разговоров – много. Обычное соотношение затрат: 12 рублей на вино, 12 копеек за кильку на закуску. Нередко мы ходили за город, на природу, летом купались в Томи. В июне проводили возле реки большую часть времени, а в университет приходили только сдавать экзамены. Сентябрь, нередко и октябрь проходили в сельхозработах. Запомнилась копка картошки в Мазалово в октябре на четвертом курсе.

В отличие от гумфака Новосибирского университета, наш историко-филологический факультет не был политизирован. Лишь однажды, на третьем курсе, мы слегка взбунтовались. Трое филологов (Крамаренко, Крюков, Лосев), по мнению КГБ, вели антисоветскую деятельность, выразившуюся в слушании «Голоса Америки» и распечатке «20 писем к другу» Аллилуевой. И тогда, и сейчас я не вижу в этом ничего крамольного. Надо обладать изрядной долей служебной дурости, чтобы испортить жизнь мальчишкам за невинное любопытство. По крайней мере, трех человек они восстановили против власти и заставили задуматься о ее справедливости еще несколько сотен. Для того чтобы осудить «плохих ребят», было организовано собрание, которое закончилось провалом. «Герои» развенчаны не были, вина их была не доказана, из педагогов мы слушали из уважения только декана Б.Г. Могильницкого, остальных освистали. Студенты повзрослее в протесте не участвовали.

К третьему курсу относится и наша попытка самиздата. Мы подготовили и выпустили 3 или 4 номера рукописного журнала «Мы». Однако даже этот безобидный детский журнал вызвал негативную реакцию партийных и факультетских властей. В нем не было ничего крамольного и даже фривольного. Он состоял из наивных стихов студентов 2–3-го курсов, рассказов А.Е. Плотникова и моих, из шутливых эссе литератора (ныне профессора Кемеровского ГУ) Николая Голева. Оформлял первый журнал ныне покойный А. Котляров, редактором был наш сокурсник Володя Львов (у него и хранится журнал). Саше был поставлен в вину якобы натурализм сценок вагонного быта в рассказе «Домой», а Наде Дмитриенко (ныне профессору ТГУ) – непонятность символики ее романтичных стихов. Судите сами:

«Какая радость – вонзить свой детский зуб

В сияющую мякоть плода яблони и не знать,

Что слаще – пасть под яблоню

И в чьи-то губы брызнуть соком спелым».

Полагаю, что речь в стихе идет о яблоке, и больше ни о чем. Что в этом увидели взрослые дяди своим многоопытным умом, до сих пор не пойму, хотя уже давно сам дед.

На третьем же курсе мы разделились по специализации на кафедры. Я остался в 361-й группе на кафедре истории СССР досоветского периода. Я учился в спецсеминаре доцента Н.В. Блинова. К этому времени я уже пробовал быть археологом, историографом, но позже определился и выбрал историю Сибири. Из того семинара вышли профессор, заведующий кафедрой отечественной истории ОмГУ А.П. Толочко, главный научный сотрудник Института истории ДВО РАН, д.и.н. Л.И. Галлямова, доцент В.И. Зиновьева, архивист Л.И. Карван, позднее – профессора В.П. Бойко, Ю.А. Сорокин.

Нас гнали по четырехлетней программе бакалавров, поэтому на пятый курс остались практика, госэкзамены и защита диплома. Мы расслабились, и это сыграло со многими, в том числе и со мной, злую шутку. Учителем я оказался слабым и чуть было не остался без стипендии. Между защитой диплома и госэкзаменом был перерыв в полтора месяца. Мы с Сашей Плотниковым успели съездить в Талиновку на рыбалку, охоту, навестить Сашиных знакомых филологинь с предыдущего курса, работавших в Нарымской средней школе. Помню, что на обратном пути мотор заглох и мы гребли против ветра часа четыре. По прибытии домой этот подлый механизм завелся. От возмущения у Саши не было слов.

Все силы я отдал диплому по истории винокурения в Сибири и благополучно провалил экзамен по истории КПСС: не смог осветить «Моральный кодекс строителя коммунизма». От тройки меня спасло только заступничество Марии Ермолаевны, которая потом надо мной смеялась. Мой научный руководитель Г.Х. Рабинович долго меня ругал и сокрушался, так как я остался без красного диплома. Надо сказать, мне было в высшей степени все равно, что поставят за «Историю КПСС». Я знал уже, что буду работать младшим научным сотрудником в Проблемной лаборатории истории, археологии и этнографии Сибири. Точнее, я в ней уже числился с 26 февраля 1971 г. лаборантом. Также наплевательски мы отнеслись к экзамену по научному коммунизму. К этому экзамену всей комнатой мы читали только роман Штильмарка «Наследник из Калькутты». А.Г. Тимошенко не дочитал и получил 4, остальные – 5. Надо сказать, что научный коммунизм у нас вел добрейший человек Д.Н. Приходько. Виктор Марков ни разу на лекциях не был, Приходько не видел, и храбро пошел его искать во втором корпусе. Ему дали приметы – седой, представительный мужчина. Он такого в аудитории нашел, но билет оказался по сопромату. Пришлось искать дальше. Когда же, наконец, Витя нашел нужную аудиторию, Дмитрий Николаевич удивился: «Где же Вы были? Мы с Вами вместе в корпус вошли».

Лаборатория, в которую меня распределили, была создана по инициативе профессора И.М. Разгона и доцента А.П. Бородавкина в 1968 г. Александр Павлович и стал ее первым заведующим. В 1971 г. Н.В. Блинов набирал группу сотрудников для работы над первым томом «Истории рабочего класса Сибири», подготовкой которого ему было поручено руководить. Книга была частью грандиозного проекта «История рабочего класса и крестьянства Сибири», которым руководил академик А.П. Окладников. В лаборатории были организованы крестьянская группа (А.Т. Топчий, А.А. Малых и др., группа по Октябрьской революции и Гражданской войне (Э.И. Черняк, В.Г. Зыкова и др.). В «рабочую группу» вошли Б.И. Земеров (в дни демократии бомж, замерз в подвале), В.И. Марков (работает воспитателем), А.Е. Плотников (доцент Омского ун-та, ныне покойный), В.П. Зиновьев, позднее – В.Н. Большаков, Б.К. Андрющенко, П.С. Коновалов, Н.М. Дмитриенко, В.А. Бузанова. К ней примыкали аспиранты А.П. Толочко (ныне профессор ОмГУ), В.И. Зиновьева, Л.И. Давыденко, А.Л. Афанасьев. Заведующим сектором «Рабочий класс» стал В.А. Скубневский (ныне профессор АлтГУ), вскоре защитивший кандидатскую диссертацию. Первоначально редактором книги был утвержден И.М. Разгон, ответственным секретарем тома – А.Е. Плотников. Позднее редактором был утвержден Н.В. Блинов, а ответственным секретарем назначили меня. Книга «Рабочий класс Сибири дооктябрьского периода» стала заметной вехой в изучении истории Сибири.

Своим попаданием в группу Н.В. Блинова я обязан Саше Плотникову. Дело в том, что я не лучшим образом проявил себя на спецсеминаре, и Н.В. Блинов считал меня сачком. Я действительно больше времени уделял не тематике семинара, а истории сибирского винокурения, которой успешно занимался под руководством доцента Г.Х Рабиновича. Саше пришлось убеждать Николая Васильевича в моей благонадежности. К тому же Григорий Хацкелевич лелеял мысль создать сектор «Буржуазия Сибири». Н.В. Блинов жестко поставил передо мной вопрос: выбирай тему из предложенных или гуляй куда хочешь. Я выбрал тему «Горнорабочие Сибири». Саша выбрал тематику сложную и модную − «Социально-психологический облик рабочего класса Сибири», обрабатывающую промышленность взял В.А. Скубневский, железнодорожников – Б.И. Земеров, рынок рабочей силы – В.Н. Большаков, правовые вопросы – В.И. Марков, общественное движение – аспиранты.

Научный семинар профессора Н.В. Блинова (он защитил докторскую диссертацию в 1975 г.) был замечательной школой. Мы обсуждали статьи, диссертации друг друга, новости исторической науки, интересные статьи и монографии. В 1972 г., когда произошел разгром школы П.В. Волобуева в Институте истории РАН, Н.В. Блинов серьезно поговорил с нами о работе историка. Предупредил об осторожности, с одной стороны, и необходимости блюсти объективность  с другой стороны. Историк ведь тогда ошибался, как сапер, один раз. Главный принцип – не выпрямлять историю, не приспосабливать ее к современным обстоятельствам  я хорошо запомнил. Конъюнктурщики, пышным цветом расцветшие сейчас, тогда тоже были. Часто это одни и те же люди. Н.В. Блинов также требовал доказывать выдвинутые выводы и положения не иллюстрациями, а совокупностью фактов, статистическими данными, проверять достоверность источников. Споры, дискуссии им поощрялись и провоцировались.

Лаборатория финансировала научные командировки по всей России. Мы были первыми, кто предпринял сплошной поиск материалов по истории рабочих Сибири по всем государственным архивам Сибири. В год мы проводили по 3–4 месяца в командировках – в Иркутске, Красноярске, Барнауле, Омске, Тобольске, Ленинграде, Москве. В «Хронике рабочего движения», вышедшей в 1978 г., были материалы из 25 архивов. Основными авторами книги были Александр Плотников и Николай Васильевич Блинов. Они разрабатывали методику сбора информации, ее систематизации. Сводил материал воедино, составлял таблицы, редактировал текст книги А.Е. Плотников. Книга получила премию ТГУ за лучшую работу 1979 г.

В сентябре 1975 г. я представил к обсуждению диссертацию. Был сурово разгромлен во время обсуждения на кафедре, причем был бит беспощадно сотоварищами. В заключении кафедры было, однако, написано: рекомендовать к защите с доработками. Больше к этому вопросу кафедра не возвращалась. В 1975 г. диссертационные советы закрылись на переформирование, и мне пришлось ждать до их открытия в 1977 г. За это время обсудили и приняли к защите диссертации А.Е. Плотникова и А.П. Толочко. Защищались мы вместе 1 марта 1977 г. Я был первым, А.П. Толочко – вторым, А.Е. Плотников – третьим. Председателем совета тогда был утвержден Б.Г. Могильницкий, каковым он и является вот уже тридцать лет. Ученым секретарем десять лет являлся Л.И. Боженко. Я был ученым секретарем совета с 1987 по 2002 г. Защита прошла быстро и без неожиданностей. Отрежиссированное Л.И. Боженко действие завершилось за 4 часа.

Главное событие нас ждало после защиты. Официально банкеты были запрещены, поэтому собрались на квартире у А.Е. Плотникова. Он к этому времени был уже женат и обретался с супругой Галиной на бывшей квартире матери Л.В. Алякринского. Это была вместительная комната в коммуналке на втором этаже деревянного дома по улице Савиных. Сбросившись по сто пятьдесят рублей, мы с Александром обеспечили банкет человек на 40. Всех желающих вместить не удалось, поэтому собирались еще раза два. Перед первой речью Б.Г. Могильницкого на него упала радиола, приспособленная на полке. Он мужественно вынес удар судьбы и продолжил поздравление новых кандидатов наук.

Много времени осенью мы тратили на помощь «колхозу». Запомнилась одна такая командировка в сентябре  октябре 1972 г., когда нас отправили в Зырянский район в село Богословку. Делать там особенно было нечего, и заведующий отделением, отчаявшись найти для нас достойную работу, предложил нам вычистить старый коровник. Навозная эпопея длилась более месяца. Начали ее 18 человек научных сотрудников НИСа ТГУ и НИИПММ, завершали мы труд вчетвером. А.Е. Плотников был старшим в группе и не мог плюнуть на все и уехать, я не уезжал, потому что в деревне оставался Саша, а двум электрикам из НИИПММ не хотелось возвращаться на работу. Там, в деревенском клубе, по ночам мы смотрели хоккейные матчи СССР – Канада, а днем выносили навоз. Я как раз только что женился, но вместо медового месяца имел навозный. В конце навозной битвы пришел управляющий, весело топнул по чистому полу с обнаруженными канавками для стока мочи и радостно сообщил, что в этом «дворце» перезимуют телята. Получили мы за ударный труд рублей по пятьдесят, что было неплохо по тем временам, так как зарплата мэнээса равнялась 105 рублям. После защиты диссертаций А.П. Толочко и А.Е. Плотников переехали в Омск. В.А. Скубневский уехал вслед за А.П. Бородавкиным в Барнаул. Там им дали квартиры, должности доцентов. В Томске на это было трудно рассчитывать. «Томск – кузница кадров, а в кузнице всегда гайки валяются» – эту шутку доцента В.А. Демешкина можно считать аксиомой. Я получил квартиру только через 11 лет после работы в профкоме ТГУ и работы на строительстве дома, в котором живу. В 1981 г. Н.В. Блинов уехал в Москву, Г.Х. Рабинович умер, я остался за старшего по истории Сибири периода капитализма в Томске. Розовое научное детство кончилось, началась взрослая жизнь, полная забот и интриг.


^ Архив Музея истории ТГУ. Машинопись.




vserossijskaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-velikaya-otechestvennaya-vojna-v-zhizni-sovetskogo-i-rossijskogo-naroda.html
vserossijskaya-nauchno-tehnicheskaya-konferenciya-molodih-specialistov-v-oao-iss-imeni-akademika-m-f-reshetnyova-posvyashyonnaya-50-letiyu-polyota-v-kosmos-yu.html
vserossijskaya-nauchno-tehnicheskaya-konferenciya-studentov.html
vserossijskaya-olimpiada-po-anglijskomu-yaziku-2009-g.html
vserossijskaya-olimpiada-shkolnikov-po-anglijskomu-yaziku-2010-11-god.html
vserossijskaya-olimpiada-shkolnikov-po-informatike.html
  • letter.bystrickaya.ru/o-provedenii-vtorogo-etapa-x-mezhdunarodnoj-olimpiadi-po-osnovam-nauk-v-respublike-kazahstan-v-20132014-uchebnom-godu.html
  • learn.bystrickaya.ru/garri-potter-i-tajnaya-komnata-stranica-7.html
  • textbook.bystrickaya.ru/ishodi-iz-istorie-aneks-shkolskog-programa-20102011-godine-sadrzha-.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sporudzhennya-zemlyanogo-polotna-dlya-budvnictva-dorogi.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-direktora-departamenta-gosudarstvennoj-politiki-v-sfere-vospitaniya-dopolnitelnogo-obrazovaniya-i-socialnoj-zashiti-detej-minobrnauki-rossii-a.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-priklyuchencheskij-roman-lezvie-britvi-podnimaet-problemi-izucheniya-vozmozhnostej-cheloveka-stranica-11.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lyuboe-narushenie-budet-presledovatsya-po-zakonu.html
  • knigi.bystrickaya.ru/specialnost-19070265-organizaciya-i-bezopasnost-dvizheniya-prikazivayu.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-14-golodomor.html
  • shkola.bystrickaya.ru/storya-sela-znkova.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/dokumentalnij-kontrol-kak-forma-tamozhennogo-kontrolya.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/raznoobrazie-osobennosti-rosta-i-razvitiya-pinopsida-pri-introdukcii-v-usloviyah-mahachkali.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-iv-konstitucionno-pravovie-osnoviobshestvennogo-stroya-uchebnik-dlya-studentov-yuridicheskih-vuzov-i-fakultetov.html
  • control.bystrickaya.ru/boss-bespodobnij-ili-bespoleznij-immelman-rejmond-stranica-20.html
  • control.bystrickaya.ru/doklad-ob-itogah-podgotovki-naseleniya-v-oblasti-grazhdanskoj-oboroni-i-zashiti.html
  • uchit.bystrickaya.ru/temi-referatov-specifika-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-centralnoj-evropi-v-rannee-srednevekove-specifika-politicheskogo-razvitiya-centralnoj-evropi-v-rannee-srednevekove.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chto-takoe-byudzhet-forma-plan-ili-fond.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tnmder-bar-konvertterd-ashu-hattamasi.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/ushi-lapi-i-hvosti-dom-narodnogo-tvorchestva-sbornik-scenariev-i-metodicheskih-materialov-dlya-organizacii-dosuga.html
  • shpora.bystrickaya.ru/vtoroe-izdanie-stranica-4.html
  • reading.bystrickaya.ru/lichnostnie-razlichiya-lyudej-s-yarko-virazhennoj-i-nevirazhennoj-ciklotimicheskoj-akcentuaciej-haraktera-stranica-3.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rodovaya-pamyat-v-drevnej-rusi.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-itogovoj-gosudarstvennoj-attestacii-vipusknikov-po-specialnosti-151001-tehnologiya-mashinostroeniya-v-2010-godu-p-sosnovskoe.html
  • literatura.bystrickaya.ru/referat-stati.html
  • thesis.bystrickaya.ru/proektno-issledovatelskaya-rabota-ispolniteli-volodina-anna-11-a-klass-fatyanova-alyona-11-a-stranica-3.html
  • school.bystrickaya.ru/audit-vipuska-i-realizacii-gotovoj-produkcii-2.html
  • assessments.bystrickaya.ru/elektivnij-kurs-svet-v-zhizni-tehnike-iskusstve-poyasnitelnaya-zapiska.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/primernie-temi-uchebno-issledovatelskih-rabot-dlya-vibora-uchashimisya-6-8-klassov-na-2011-2012-uchebnij-god.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prikaz-ot-20-g-rabochaya-programma-po-biologii-8-11-mou-sarsak-omginskij-licej-agrizskogo-municipalnogo-rajona-rt-stranica-4.html
  • spur.bystrickaya.ru/lyudi-iks-nachalo-rosomaha-film-lyudi-iks-nachalo-rosomaha-yavilsya-dostojnim-prodolzheniem-predidushih-treh-chastej-povestvuyushih-o-mutantah-obladayushih-sverhchel.html
  • textbook.bystrickaya.ru/itogi-oblastnogo-festivalya-teatralnih-kollektivov-melpomena-v-ramkah-oblastnogo-festivalya-detskogo-i-yunosheskogo-hudozhestvennogo-i-tehnicheskogo-tvorchestva-yu.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iii-mezhvuzovskaya-studencheskaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-aktualnie-problemi-sovremennogo-prava-gosudarstva-i-ekonomiki.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/promishlennost-i-promishlennaya-politika-turcii-na-sovremennom-etape-1980-2005.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sayasattanu-barli-mamandia-arnalan.html
  • essay.bystrickaya.ru/centr-gigieni-i-epidemiologii-v-chechenskoj-respublike.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.